На сайте

Сайт

Пейринги
Джури/Харука [1]
Анакин/Падме [2]
Чак/Блэр [2]
Румпель/Белль [3]
Драко/Джинни [0]
Клаус/Кэролайн [1]
Кол/Давина [1]
Северус/Лили [0]
Ричард/Келлен [0]
Рейегар/Лианна [0]
Китнисс/Пит [10]

VK

Комментарии

Наш опрос


ребенок Алека и Ренесми

Всего ответов: 583

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Файлы » Фандомы » Сумеречная сага

Мимолетная слабость
01.05.2017, 02:51
Фандом:
Автор: MissisArbuzowa
Статус: Закончен
Основной пейринг: Маркус
Жанры: Драма
Размер: мини

Душой я бешено устал!
Точно тайный горб
На груди таскаю.
И тоска такая!
Будто что-то случилось или случится
Ниже горла высасывает ключицы...

Ария Рязанова «Юнона и Авось»


Очередной день его вечности подошел к своему логическому завершению. На город уже опустились сумерки, а значит, скоро настанет долгожданная ночь. Ночь, которую он так любил. Время, когда он мог спокойно предаваться своим воспоминаниям, которые порой ранили его сильнее, чем боль от дара Джейн. Собрания, суды, казни, как это ему все осточертело, надоело. Душа его рвалась на волю, конечно, он не верил, что у вампиров есть она, но порой ему казалось, что душа его плачет вместе с ним. Она изнывала от боли и тоски по той, которую он любил больше своей вечности. Любил и потерял...

Выйдя из тронного зала, мужчина направился в комнату, где все напоминало ему о любимой – это была его личная камера пыток. Лишь там он мог позволить себе расслабиться и скинуть маску безразличия. Открыв дверь, он шагнул в свое прошлое... прошлое, которое оживало вместе с ним. Каждый раз, заходя сюда, он останавливался в дверях, будто ждал, что сейчас его богиня встанет из-за холста и бросится к нему на шею. Поцелует так трепетно, так нежно, что разбудит в нем вулкан страстей. Но этого не происходило...

Прислонившись к двери, мужчина оглядел комнату уставшим взглядом. Холст с пожелтевшими краями и незаконченным портретом так и остался на месте. Розы, которые он тайком от Аро срезал в саду, уже осыпались, казалось, если лепестков дотронешься пальцами, то они превратятся в пыльцу. Даже ее украшения, которые он когда-то дарил, почернели от времени, но так и остались лежать в шкатулке на трюмо. Все здесь было так, как несколько тысячелетий назад. В эту комнату было запрещено заходить под страхом смерти, поэтому он сам бережно и аккуратно стирал пыль и поправлял хаотично разбросанные вещи. Ему хотелось сохранить все так, как было при ней.

- Дидима... - прошептали губы в тишину. – Как больно мне...

Прикрыв глаза, мужчина пальцами крепко сжал мантию, что словно тяжкий груз лежала на его плечах. Давила, не позволяя сделать глоток свежего воздуха. Ему казалось, что еще совсем чуть-чуть, и он задохнется от этой боли, что словно пламя пожирала его изнутри день ото дня. Оторвавшись от двери, Маркус подошел к окну и, дернув нервно за створки, которые поддались с первого раза, раскрыл его. Свежий воздух ударил ему в лицо, принося с собой некое успокоение. Ночь уже вступила в свои права, улицы опустели, только запоздалые горожане изредка мелькали меж домов. Мужчина сделал глубокий вдох, свежий воздух после дождя стал наполнять его легкие. Он был девственно чист и свеж, приятно холодил его кожу, принося с собой различные ароматы, что наполняли город. Розы, фрезии, запах хвои, что росла за воротами Вольтерры. Неожиданно в эту какофонию запахов вплелся очень тонкий и манящий аромат, словно сирена звал его на погибель. Резко раскрыв глаза, Маркус еще раз вдохнул - запах приторно-сладкий, с тонкими нотками корицы будоражил его сознание. Мужчине захотелось найти источник этого дурманящего запаха, осмотревшись, он увидел что площадь дей Приори пуста. Скинув тяжелую мантию, он тихо скользнул в окно и бесшумно приземлился на мощеную мостовую.

Втянув прохладный воздух, Маркус почувствовал, как дурманящий запах наполняет его легкие. Повинуясь древнему инстинкту охотника, он двинулся на этот запах. Ночь позволяла передвигаться быстро и оставаться незамеченным для человеческого глаза. Он бежал, не обращая внимания на мелькавшие дома, вот развалины римского театра уже остались позади. Через несколько минут он оказался у фонтана Доччола, расположенного в уединенном месте на глубине высокого обрыва: величественный фонтан вместе с воротами образовывал красивейшую архитектуру города. За воротами Доччола находилась большая парковка для туристов, именно туда и направился Маркус. В это время суток парковка была практически пуста, если не считать машин туристов, которые заночевали в местных гостиницах Вольтерры. Около одной из машин Маркус увидел двух молодых людей, которые бурно выясняли отношения. Мужчина притаился в тени деревьев и стал прислушиваться.

- Ты мне осточертела! – кричал юноша. – Мне надоели твои капризы, как ты и хотела, мы приехали в Вольтерру, что еще тебе надо?

- Я просила тебя посетить замок Палаццо дей Приори, - вторила ему девушка, - но ты ни в какую не хотел пойти мне на уступки.

«А зря! - подумал вампир. – Это был бы самый изысканный обед за все три тысячи лет».

Легкий ветерок подул в его сторону, принося с собой дурманящий аромат. Запах девушки сводил его с ума, хотелось впиться в ее шею и испить божественный нектар. Еще никогда за всю свою вечность он не испытывал такого, даже боль от потери любимой ушла на второй план. Сейчас для него существовало только одно - наваждение в виде юной прелестницы, что стояла в нескольких метрах от него. Она была стройна и изящна с черными как ночь волосами, чем-то напоминала ему его Дидим, такая же темпераментная. Маркус глухо зарычал на свои мысли, даже сейчас сравнивать какую-то смертную с его божеством было кощунством. Между тем, его горло горело огнем, глаза были черны, как небо в безлунную ночь.

«Певица! – подумал он. – Моя личная песня!»

Тем временем молодой человек выкрикнул какое-то ругательство и, сев в машину, тронулся с места. Девушка побежала за ним, но высокий каблук не позволил ей это сделать, она упала на асфальт и поцарапала коленку. Запах свежей крови полоснул горло вампира раскаленным клинком, он оскалил свои зубы в зловещей улыбке и, не спеша, двинулся к своей «певице».

- Идиот! – крикнула девушка в пустоту, плача от обиды.

Она даже не подозревала, что сейчас идут последние минуты ее хрупкой жизни. Встав с земли, она поплелась в сторону города, не чувствуя, что следом за ней словно тень скользит вампир. Девушка остановилась, чтобы снять надоевшие туфли, Маркус в момент переместился к ней за спину. Он наклонился к ее шее и глубоко вздохнул запах божественной крови, аромат окутал его всего, словно невесомое легкое облако. Рот наполнился ядом, и он судорожно сглотнул, правда, получилось довольно-таки громко, и девушка резко обернулась. Ее карие глаза встретились с угольно-черными, губ вампира коснулась еле заметная улыбка, которая тут же исчезла. Она даже не успела крикнуть, как острые зубы мужчины вонзились в нежную кожу шеи. Как только капля крови попала на язык, Маркус прикрыл глаза и отдался своим ощущениям. Это была самая настоящая амброзия, напиток, достойный Богов. Он упивался этим вкусом, сжимая тело девушки все сильнее и сильнее, до хруста в юных костях. Когда последняя капля оказалась на его губах, мужчина опустил девушку на землю. Только сейчас присмотревшись, он увидел, как она была прекрасна, даже смерть не смогла забрать ее красоту. Проведя рукой по нежной щечке, он поднял тело и поспешил в лес. Уничтожив все улики, Маркус смог наконец-то спокойно вздохнуть. Теперь его ноздри будоражил свежий ночной воздух, который принес вновь уныние и боль. Только память сохранит эту короткую встречу и этот божественный запах.

Маркус не спеша пошел к замку, добравшись до него с первыми проблесками рассвета; мужчина бесшумно запрыгнул в комнату его богини. Его накидка все так же лежала на кресле, где он ее оставил несколько часов назад. Надев ее, Маркус огляделся, вновь на лицо упала тень боли и отчаянья. Он вспоминал любимый взгляд, полный нежности и любви, нежные руки, что словно крылья бабочки порхали по его телу, манящую улыбку, что согревала его. Глубоко вздохнув, мужчина вышел из комнаты и запер ее на ключ. Вернувшись в свои покои, он понял, что его боль – это его карма, его судьба, от которой никуда уже не деться. Идеальная память сохранит все счастливые моменты до единого и будет преподносить ему каждое мгновение его вечности. Правда, к этим болезненным воспоминаниям прибавилась его мимолетная слабость – его «певица». Вкус этой девушки он не забудет никогда и будет помнить вечно, ведь такой божественный нектар ему уже не испить никогда...


Категория: Сумеречная сага | Добавил: Romy
Просмотров: 53 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

ФАНФИКИ
Сумеречная сага





Теги
Джейн/Джейкоб Пит/Китнисс Джинни/Драко Драко/Джинни Гарри Поттер/Драко Малфой Полукровка Беллариса Клаус/Кэролайн Ренесми/Алек Зачарованные Кол/Анна Тайлер/Кэролайн Джереми/Кэтрин белла свон Голд/Белль Бонни/Элайджа Кол Майколсон Эмма/Нил Кол/Кэтрин Бонни/Клаус Деймон/Елена Энакин/Падме Джейкоб/Розали Аро/Белла Гаррет/Кейт Маккензи Фой Драко/Луна Анакин/Падме Голодные игры цитаты Гермиона/Драко Диего/Бри Виктория Пятая волна Рубиновая Книга Аро/Сульпиция Драко/Гермиона Гвендолин Шефферд Гидеон де Виллер Розали/Кай Джереми/Анна Бесконечное море Зверополис Рима/Шики Бегущий в лабиринте Джури/Харука Алекс Роу Кэсси/Эван Игра престолов Зуко/Катара Ромео и Джульетта Гермиона Грейнджер/Драко Малфой Алек Ренесми и Алек Алек/Ренесми Маркус/Дидим Джейкоб/Виктория imghttp://reneslec.ucoz.ru/photo/16 imghttp://reneslec.ucoz.ru/photo/16 Кэролайн/Клаус Анна/Джереми джейкоб Ренесми Ренесми Каллен Кэмерон Брайт Эдвард/Белла Белла/Эдвард Дакота Фаннинг Шейлин Вудли Элль Фаннинг драбблы Камерон Брайт фото Таймлесс Джейн Reneslec Джейкоб/Джейн бой Obsession Белла/Джейкоб Алек/ Ренесми The Lost... Локи/Гудрун Renesmee/Alec Чак/Блэр Румпельштильцхен/Белль Джейн/Деметрий Юки/Канаме Белла/Аро Alec/Aro Ричард/Кэлен Юки/Зеро Белла/Деметрий Рейегар/Лианна белла Вольтури Ренесми/Джейн Второй шанс фанфик Белерина

ОБНОВЛЕНИЯ

Поиск


Reneslec © 2017-2012