На сайте

Сайт

Пейринги
Джури/Харука [1]
Анакин/Падме [2]
Чак/Блэр [2]
Румпель/Белль [3]
Драко/Джинни [0]
Клаус/Кэролайн [1]
Кол/Давина [1]
Северус/Лили [0]
Ричард/Келлен [0]
Рейегар/Лианна [0]
Китнисс/Пит [10]

VK

Комментарии

Наш опрос


Что в Ренесми привлечет Алека?

Всего ответов: 132

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Файлы » Фандомы » Сумеречная сага

Аноним
01.05.2017, 02:00
Фандом:
Автор: Аноним
Статус: Закончен
Основной пейринг: Эдвард/Белла
Жанры: Гет, Ангст, Драма, AU, Songfic, Мифические существа
Размер: мини


Каждую ночь во сне
Я вижу тебя и чувствую
Я знаю, что ты рядом, ты живешь.
Через пропасть и расстояния, разделяющие нас
Ты пришел, чтобы показать, что ты живешь.


- Белла! Он едет к Вольтури… он тоже хочет умереть!

Девушка металась на смятой постели с роскошным алым покрывалом. Сильным движением руки она, не размыкая глаз, откинула его, и по ее коже побежали мурашки от ночной прохлады. Легкий прохладный ветерок колыхал невесомую ткань занавески, почти закрывая ею приоткрытое окно и цепляясь за раму. Глаза смертной были закрыты, и беспокойный сон, тревожащий ее вот уже много дней, вызвал поток слез из под густых темных ресниц. Мокрые дорожки на нежных щеках слегка блестели жемчужными капельками под светом полной луны, освещавшей комнату призрачным серебристым светом.

- Нет… - прошептала она во сне. – Нет… Нет!

С громким криком сев на постели, Белла уже давно привычным жестом прижала руку к груди, где неистово билось пока еще живое человеческое сердце, которое не переставало болеть с того дня, как Эдвард покинул ее, покинул, чтобы защитить, а сам…

Дверь неслышно отворилась, и в комнату скользнула невысокая блондинка с ледяным взглядом ярко-алых глаз. Она окинула Беллу внимательным взглядом, отмечая учащенное сердцебиение, выступившие на гладком лбу капельки пота, невысохшие слезы, а так же руку, судорожно прижатую к груди, и усмехнулась, приоткрывая в зловещей улыбке, скорее походящей на оскал, белоснежные смертоносные зубы.

- Опять кошмары? – нежный звонкий голос походил сейчас на шипение змеи, и Беллу передернуло от прозвучавшего в простых словах яда. Джейн ждала ответа на свой вопрос, хотя прекрасно знала его, и девушка, с трудом выговаривая слова, еле слышно произнесла:

- Да.

- Мило, - хмыкнула Джейн и присела рядом, невольно задерживая дыхание, чтобы восхитительный аромат крови, ставший из-за волнения смертной еще слаще, не туманил ей разум, заставляя забыть о приказе повелителя. – Ты нарушаешь наш покой, Изабелла. Тебе следует принять лекарство, которое выписал врач, оно поможет тебе спать спокойно…

- И забыть все, что здесь произошло? – перебила ее Белла. – Я могу видеть его хотя бы во сне, - правая бровь возмущенно изогнулась, - а вы и это хотите отнять у меня?!

- Рано или поздно тебя обратят, - назидательно выговорила Джейн. – Тогда не будет никаких снов, только воспоминания… А пока, будь благоразумной и не зли нас. – Она легким движением распахнула дверцу прикроватной тумбочки и достала оттуда упаковку снотворного. – Пей!

- Нет, - Белла решительно отвела ее руку, понимая, что Джейн просто позволила ей сделать это, и снова легла, накрываясь одеялом. – Если вам не нравится, что я кричу во сне, вы вполне можете убить меня. Но снотворное я принимать не буду. Пока у меня есть возможность спать, я буду видеть его в своих снах, и вы мне не помешаете.

- Дело твое, - прохладным тоном произнесла стражница и встала с кровати. – Аро скоро надоест слушать твои бесконечные ночные концерты, и он ускорит твое обращение еще до прихода Елиазара.

Она подошла к двери и напоследок окинула смертную непонятным взглядом, в котором можно было усмотреть жалость, если бы невозмутимая и холодная Джейн могла ее вообще испытывать.

- Скоро ты будешь предана клану так же, как и все мы. Дар Челси удерживает всех… если они не любят… Но твоя любовь умерла, так что идти тебе некуда. Советую смириться. Жизнь, какой бы она не была, бесценна.

Белла не обратила внимания на ее слова и повернулась к ней спиной, и, не дождавшись ответа, Джейн вышла, прикрыв за собой дверь. Девушка подтянула колени к груди и закрыла глаза. Перед глазами встало лицо любимого, и она горько зарыдала, орошая подушку горячими слезами.

- Эдвард… - с жалобным стоном проговорила она, закрывая лицо ладонями.

***

Далеко или рядом, где бы ты ни был,
Я верю, что твое сердце продолжает биться.
Однажды ты откроешь дверь
И останешься навсегда в моем сердце,
И оно будет продолжать биться.


- Уходи в тень! Скорее! – девушка заслонила своим телом вампира, решившего показаться людям, и пыталась затолкать его в помещение, но это было все равно, что сдвинуть с места скалу. – Открой глаза! Я жива!

- Белла… - наконец очнулся Эдвард, ретируясь за дверь и утаскивая ее за собой. – Ты здесь?

Почерневшие от долгой жажды глаза с благоговением смотрели на нежное личико девушки, раскрасневшееся от быстрого бега и его близости. Белла часто дышала, а нестройный быстрый стук сердца еще больше уверял вампира, что перед ним не видение, это его Белла из плоти и крови, его Белла… живая…

- Я здесь, - услышал он тихий шепот, - я хотела, чтобы ты узнал, что я жива, и перестал терзаться чувством вины… - голос от волнения прерывался, и девушка крепче ухватилась за него, чувствуя, что земля уходит из под ног. Она так скучала по нему, и сейчас он рядом, живой и невредимый. Как хорошо, что она успела!

- Ты пришла, - еще не в силах поверить своим глазам и ощущениям прошептал Эдвард.

- Да, - пробормотала Белла, поднимая на него шоколадные глаза. – Я не могла допустить, чтобы ты погиб из-за меня.

- Я не могу жить в мире, в котором нет тебя, - еле выговаривая слова, пробормотал юноша, прижимая ее к себе.

- Но ты сказал… - начала было она, с болью вспоминая те слова, сказанные им на прощание тогда в лесу.

- Я лгал, - голос Эдварда звучал глухо от отвращения к самому себе. – Мне пришлось лгать, а ты мне так легко поверила… Не надо было даже особо притворяться… Неужели ты действительно думала все то время, что мы были вместе, что я не люблю тебя?

Белла нерешительно взглянула в черные глаза, смотревшие на нее с тоской и любовью. Не может быть… неужели есть надежда… неужели он любит… любит ее?

- Мне трудно было поверить в то, что ты меня любишь, - услышала она свой голос, будто со стороны. – Я ведь человек. Никто…

- Белла, - сдавленно прошептал он, лаская взглядом ее личико, - для меня ты все в этом мире… только ты…

Эдвард осторожно, будто боясь спугнуть ее, наклонился и коснулся губами ее дрожащих губ. Поцелуй, начавшийся так робко и неуверенно, как и все их поцелуи, неожиданно перерос в страстный и чувственный, сводящий его с ума. Белла со стоном зарылась пальчиками в густые бронзовые волосы вампира и притянула его к себе ближе, с наслаждением ощущая холод его тела и крепкие объятия, не дающие забывать о его огромной силе. Внезапно зазвучавшие в голове голоса заставили Эдварда прервать столь желанный поцелуй и повернуть голову в сторону соседнего коридора. Оттуда вышли два вампира с кровавыми глазами, с усмешкой смотревшие на них. Взгляд высокого и широкоплечего Феликса был насмешливым, смешанным с легким любопытством, второй охранник Вольтури – Деметрий глядел на них с презрением, но с губ не сходила любезная улыбка. Оба были настроены привести их к владыкам, и даже появление Элис не спасло ситуацию – в прихожую неспешной походкой зашла невысокая девушка с надменным выражением лица. Элис и Эдвард тут же поникли, поняв, что против дара Джейн они бессильны, и им придется последовать за Вольтури к правителям.

По дороге, услышав быстрое биение сердечка, Эдвард тихо спросил у любимой:

- Боишься?

- Нет, - немного подумав, ответила Белла.

«Не за себя», - добавила она мысленно, судорожно сжимая холодные пальцы, крепко держащие ее руку.

Сердце ускорило свой ход, когда массивные двери распахнулись, впуская их в просторный главный зал замка вампиров. К ним тут же с ласковой улыбкой поспешил мужчина с длинными вороными волосами. Белла, видевшая их портрет в кабинете Карлайла, узнала верховного правителя мира бессмертных – Аро. На двух остальных тронах она с трудом разглядела Кая и Марка. Прочитав мысли Эдварда, Аро попытался проникнуть и в мысли Беллы, но ему это не удалось, что привело правителя в замешательство. Как любитель экспериментов, он приказал Джейн воздействовать на Беллу, но дар малышки не подействовал на смертную, и это еще больше обескуражило владыку. Эта троица была желанным пополнением в его клане, но Каллены нарушили закон… Мало того, Эдвард не хотел обращения Беллы, следовательно, ему ничего не оставалось, как казнить девушку – закон един для всех, а Эдвард своим упрямым нежеланием бессмертия любимой не оставлял лазейки для уклонения от казни.

- Феликс… - тихо произнес Аро, с сожалением глядя на одаренную девушку, которая, будучи смертной, смогла сопротивляться непобедимому дару Джейн – одной из главных и любимых жемчужин его богатой коллекции.

Великан незамедлительно ринулся исполнять приказ повелителя, но на его пути встал Эдвард, более быстрый, чем силач Вольтури. Вампиры сцепились в схватке, смертельной для изящного и уступающего в силе Эдварда. Но как бы ему не было больно, он все равно, едва восстановившись, снова бросался на стражника, зная, что ему не победить, даже если он предугадывает действия противника путем чтения его мыслей. Элис крепко держал за горло Деметрий, и девушка не могла пошевелиться, тем более зная наперед, что ждет их всех. Наконец Феликс изловчился и схватил за шею Эдварда, переломав при этом мраморную скамью и ступеньки, ведущие к тронам владык. Рывком поставив юношу на колени перед королями, он уже готов был обезглавить его, но Аро, услышав слова мольбы из уст Беллы, просящей забрать ее жизнь вместо жизни любимого, жестом остановил стражника.

- Как это необыкновенно, - с искренним изумлением проговорил он, медленно подходя к ней. Каждый шаг вампира напоминал балетное па, он двигался столь невесомо, что казалось, будто он плывет по воздуху. – Ты готова отдать свою жизнь за такого, как мы? – Смоляные брови взлетели вверх, выдавая охватившее его изумление. – За вампира? За… бездушного монстра?

Аро остановился в паре шагов от Беллы, продолжая изучать внимательным взглядом побледневшее личико.

- Вы ничего не знаете о его душе, - твердым тоном произнесла Свон, усилием воли заставив голос не дрожать.

- Восхитительно, - промолвил владыка, дела еще один шаг навстречу. – Твоя внутренняя сила поражает… не хотела бы ты присоединиться к нам, Изабелла Свон?

Послышалось глухое рычание Эдварда и шипение Кая, привставшего на троне.

- Зачем она нам? – гневно произнес светловолосый старейшина. – У нас и так достаточно одаренных.

- Ты только подумай, брат, - бархатным голосом промурлыкал Аро, поворачиваясь к Каю. – Мы не нашли никого интересного настолько, после Джейн и Алека. – Близнецы гневно засверкали глазами на такое унизительное сравнение, но не издали и звука. – А с ее защитой, или что там у нее, мы станем непобедимыми.

- Нет, - прошипел Эдвард, стараясь вырваться из рук Феликса, - вы ее не получите!

Послышался печальный вздох Элис, ее глаза наполнились ядом, и она посмотрела в глаза брату, едва заметно покачав головой. Ничего не понимающая Белла не отрывала взгляда от алых, подернутых легкой пеленой глаз правителя, словно ища там спасения для Эдварда, а себе смерть. Аро ласково улыбнулся и повернулся к Феликсу и Эдварду.

- Не хочешь и ты присоединиться к нам? Подумай, Эдвард, твоя сестра и твоя любимая… все вместе… Разве это не чудесно?

- Нет, - с ненавистью выплюнул Эдвард, - либо отпусти нас, и мы выполним условия – обратим Беллу, либо убей.

Аро всплеснул руками и покачал головой.

- Ай… какое расточительство…

Подумав немного, меряя шагами тронный зал, он подошел к Эдварду и посмотрел в его глаза.

- Ты нарушил закон – открылся человеку, мало того, ты не хотел обращать Изабеллу, еще и собирался показаться людям… Слишком много нарушений, чтобы я смог простить… тебя. Тем более, если ты не желаешь присоединиться к нам.

Аро сделал едва заметный жест рукой, и Феликс тут же оторвал голову Каллену. Отчаянный крик Беллы потонул в злобном рычании Элис, она вырвалась из рук Деметрия и бросилась на Аро, но не успела дойти, как упала на пол, извиваясь от боли, которую причинял смертельный взгляд маленькой блондинки. Белла хотела подбежать к телу любимого, но ее остановил Алек, с легкостью удерживая на месте бьющуюся в истерике девушку. Феликс невозмутимо взял факел из рук одного из стражей и с улыбкой сжег тело Эдварда. Дальнейшее Белла не увидела, так как ее поглотила тьма, и она провалилась в глубокий обморок.


***

Любовь может коснуться нас однажды
И остаться на всю жизнь,
Никогда не покидать нас, пока мы не уйдем
Любовь была, когда я любила тебя
По-настоящему - лишь один раз
Пока я жива, мы всегда будем вместе.


Кай раздраженно ходил по залу взад и вперед, нервируя этим даже невозмутимого Марка, который за несколько часов, прошедших после «представления», не проронил ни слова, не вмешиваясь в спор братьев. Несмотря на все споры Аро остался при своем мнении и сохранил жизнь девчонке и бессмертной Каллен.

- Ты совершаешь большую ошибку, оставляя этих двух девушек в клане, - наконец прорычал он, останавливаясь перед верховным правителем. – Челси не удержит их, а это значит, что под боком у нас всегда будут потенциальные предатели!

- Ты драматизируешь, Кай, - устало произнес Аро, сложив ладони у груди привычным, отрепетированным за многие века жестом. – В покорности Элис я более чем уверен – ей есть, что терять. А Изабелла… человеческая память несовершенна. Вот увидишь, очень скоро она и думать забудет об Эдварде Каллене, а после обращения мы получим мощный дар, который не смогли пробить даже Джейн с Алеком.

- Вспомни, что стало с Елиазаром, - зашипел Кай, принявшись вновь кружить по комнате, как загнанный в клетку хищник. – Он ушел от нас, стоило ему встретить ту женщину… Чесли не властна над такой сильной привязанностью, как любовь. Она не удержит их в повиновении, и мы получим головную боль! Тем более с этой девчонкой – раз уж Джейн на нее не подействовала, то что смогут Челси или Корин? Дай ей то, что она хочет – смерть, и покончим с будущей непокорностью в корне.

- Я уже потерял одно дарование благодаря его упрямству, Кай. Их же я не потеряю. Это мое последнее слово. – Аро подошел к дверям и обернулся, с улыбкой оглядев взбешенного соправителя. – Кстати, насчет Елиазара… надо бы позвать его. Интересно знать, с чем мы столкнемся, обратив Изабеллу.

Он вышел из зала и неспешно направился к комнате его нового бесценного приобретения – ясновидящей. Дверь была приоткрыта, а сама Элис сидела на постели, уставившись в одну точку на стене. Ее губы беззвучно шевелились, словно она молилась, а глаза блестели от невыплаканных слез.

- Добро пожаловать в наш клан, дорогая Элис, - голос владыки заставил ее повернуться к нему.

- Спасибо, - безжизненно уронила она, не удостоив Аро взглядом. Тот мило улыбнулся, всем видом демонстрируя дружелюбие и сел рядом с ней. Она уже наперед знала, что произойдет, но была готова на все, только бы защитить Джаспера. Аро протянул ей свою руку, и Элис, не возражая, с безразличным видом протянула в ответ свою.

Изучив все ее мысли, правитель подошел к двери, но его остановил вопрос, прозвучавший так тихо, что даже он с трудом услышал.

- Что будет с ней?

Аро медленно обернулся и с лукавой улыбочкой посмотрел на нее, оперевшись плечом о косяк.

- Это ты меня спрашиваешь? – правая бровь в притворном удивлении изогнулась. Сложив руки на груди, он внимательно смотрел на нее, улыбаясь уголками губ.

- Я не вижу… решение не принято… - выдохнула Элис, сверкнув тигриными глазами, слегка светящимися в полумраке комнаты.

Аро хмыкнул и, не говоря ни слова, вышел из ее комнаты. Проходя по длинному мрачному коридору, он безошибочно нашел нужную дверь и зашел в темную, освещенную лишь одной единственной свечой комнату. На кровати свернулась калачиком и рыдала девушка, содрогаясь от плача и охватившей сердце боли. Перед глазами все время вставала сцена в тронном зале… огонь, охвативший тело любимого…

- Тебе сейчас больно, дорогая Белла, - проворковал он, оглядывая ее с восторгом ребенка, получившего новую игрушку. – Это пройдет. Ты человек, а у людей память короткая. Я дам тебе время освоиться, прийти в себя… - Белла подняла голову и с ненавистью взглянула на правителя. – Какая страсть в глазах, - восхитился Аро, - ты действительно ценное приобретение. Не бойся, время излечит все твои раны, и ты и думать позабудешь об Эдварде.

Девушка непроизвольно дернулась, когда его губы произнесли это имя, и слезы снова заструились по бледным щекам, оставляя мокрые дорожки.

- За что? – безжизненно проронила она, обхватив себя руками. – Почему вы не убиваете меня?

- Потому что ты нужна мне, Изабелла, - правитель говорил ласково, но в голосе слышался металл. – И до тех пор, пока ты мне нужна, ты будешь жить. Жизнь и смерть каждого в этом замке находиться в моих руках… неплохо было бы, если ты запомнила это.

Аро протянул изящную ладонь девушке, и та, будто находясь под гипнозом его чарующего голоса и мягкой речи, вложила пальчики в его руку и встала с постели. Внимательный взгляд красивых рубиновых глаз скользил по ее лицу, красному от рыданий маленькому носику, огромным глазам цвета молочного шоколада, полным слез, бледным щекам, стройному телу…

«После обращения она станет еще прекраснее… идеальное оружие… На вид нежная и хрупкая, как тростинка, но сильная и гордая, - пронеслась мысль, полная восхищения. – Никто не подумает, что она не подвластна никаким дарам. Замечательно!»

- Ты будешь украшением замка, дорогая Изабелла, украшением моей свиты.

- Нет, - покачала головой Белла, - не буду! Лучше убейте! Я не стану служить тому, кто убил Эдварда!

- Эдвард… Эдвард… - горестно вздохнул Аро, вдыхая ее аромат. – К моему прискорбию, он не захотел следовать закону.

Владыка коснулся холодными губами ее виска и прошептал на ушко:

- Ты забудешь его, моя дорогая. Твое человеческое сердечко очень скоро забудет все, и ты с радостью захочешь служить мне, вот увидишь. А после обращения я не буду препятствовать твоим увлечениям… ты будешь вольна сама выбрать себе спутника жизни.

- Вы считаете, - звенящим от ярости голосом воскликнула она, отстраняясь от него, насколько он ей позволил, - что я очень быстро забуду свою любовь к Эдварду и брошусь в объятия другого?!

- Я не просто считаю, - улыбнулся ей Аро, вновь притягивая ее к себе поближе, - я это знаю, Изабелла. Вы, люди, очень забывчивые и непостоянные существа, не то что мы – бессмертные.

Белла горько усмехнулась и посмотрела прямо в его глаза, подернутые легкой молочной пеленой, но сейчас, в темноте комнаты они завораживающе горели алым пламенем, и это пугало ее.

- Мне, конечно, не тягаться с бессмертными, но многие люди, полюбив однажды, остаются верными своей любви, пока живы.

- И ты считаешь себя одной из них? – Аро с искренним весельем смотрел на нее, отмечая решительность во взгляде темно-карих глаз, завораживающих своей глубиной. – Не тешь себя иллюзиями, девочка. Я прожил так много на этой земле, что можно сказать повидал все, а ты еще совсем ребенок. Если думаешь подобно героине Шекспира последовать за любимым, то спешу разочаровать тебя – я приказал тщательно охранять столь одаренную малышку, так что за тобой круглосуточно будут следить.

Он резко выпустил ее, и Белла, не удержавшись на ослабевших ногах, упала перед ним на колени.

- Правильно, дорогая. Там твое место, твое, и всех остальных, кто служит мне. И не забудь – вампиры не спят, радость моя. – В последнее предложение было вложено больше смысла, чем казалось сначала.

Девушка с усилием поднялась на ноги и с ненавистью взглянула на него. Аро с милой усмешкой оглядел ее и хмыкнул, услышав скрежет зубов – Белла явно сдерживала возмущенный ответ, а жаль… ему было бы интересно послушать. Выйдя из спальни своей новой игрушки, владыка прошел в свой кабинет и грациозно опустился в мягкое кресло у письменного стола. Он рассеянно обводил взглядом роскошное убранство кабинета, задержав взгляд на портрете неизвестного художника, попавшего к нему три века назад по чистой случайности.

Король прогуливался вечером по улицам своего города и увидел мальчишку, торгующего картинами. Уважающий искусство как никто другой и знающий, что иногда в обычной грязи можно отыскать редкий алмаз, Аро подошел к ребенку и внимательно посмотрел на картины. Мальчик, завороженный красотой и представительностью незнакомца, дрожащими руками указал на эту картину.

- Синьор, взгляните на это…

Аро повернулся к картине и замер, завороженный искусно нарисованному портрету юной девушки, стоящей на краю обрыва. Она стояла в длинном белом платье и смотрела вниз, длинные темные волосы развевались по ветру, а на прелестном личике была всепоглощающая тоска. Король невольно залюбовался девушкой, казавшейся такой живой, будто сейчас выскочит с холста и уйдет.

- Она скорбит по возлюбленному и хочет к нему. И она пойдет к нему, - голос мальчишки донесся до него, как сквозь толщу воды, и владыка покачал головой, отгоняя наваждение, и скользнул взглядом вниз. Девушка на картине имела такой вид, будто сейчас спрыгнет, одна босая ножка уже висела в воздухе, а над ее головой, в облаках, было лицо юноши, призрачное, почти невидимое, но острый взгляд вампира выхватил эту деталь, и картина своей печалью и болью стала еще ценнее в его глазах. Заплатив мальчику в десять раз больше требуемой суммы, Аро аккуратно взял картину и принес ее в замок. С тех пор она украшала его кабинет.


Владыка молниеносно вскочил и оказался напротив портрета. Чем больше он вглядывался в портрет, тем сильнее его охватывало чувство неопознанной тревоги, природу которого он не совсем понимал.

- Изабелла, - прошептали его губы, и в тишине комнаты имя девушки отозвалось легким эхом. Неприятный холодок пробежал по спине, и Аро вылетел в дверь, едва не сорвав ее с петель.

Очутившись в тронном зале, он жестом подозвал к себе Деметрия и Джейн. Вампиры немедленно подлетели и почтительно склонили голову.

- Поручаю вам двоим охранять нашу новую гостью, пока она еще человек. Следите, чтобы она не натворила глупостей.

- Да, повелитель, - в один голос произнесли они и исчезли по направлению к комнате смертной.

***

Далеко или рядом, где бы ты ни был
Я верю, что твое сердце продолжает биться
Однажды ты откроешь дверь
И останешься навсегда в моем сердце
И оно будет продолжать биться.


Она совершенно не хотела становиться одной из них, уж лучше умереть. Благодаря тому, что Аро не мог прочесть ее мысли, девушке по прошествии некоторого времени удалось ввести их всех в заблуждение. Она очень искусно врала им, что хочет служить в свите Вольтури, но каждый день ее сердце разрывалось на части от осознания того, что скоро ее жизнь прервется. Она больше не увидит своих родителей, друзей, Калленов. Не увидит прекрасного восхода и заката, что так завораживали ее. Не увидит, но зато обретет долгожданную свободу, осталось только дождаться подходящего времени. Теперь, после того, как она признала «поражение», ее оставили в покое и даже разрешали иногда выходить и гулять по замку, но обязательно в сопровождении кого-нибудь из стражи – в замке были новорожденные, которые могли не сдержаться из-за дурманящего аромата ее крови, а терять ценный дар Аро не хотел, и ей пришлось подчиниться и ходить по коридорам под конвоем.

Белла неспешно прогуливалась по своей комнате, что давно для нее стала темницей. Золотой клеткой, в которую она сама себя загнала. Подойдя к окну, девушка выглянула на площадь дей Приори, что утопала в лучах полуденного солнца. Люди сновали туда-сюда, кто-то сидел у фонтана и наслаждался брызгами прохладной воды, кто-то прогуливался вдоль сувенирных лавочек, а кто-то собирался большой толпой у входа в замок. Толпа… она явно привлекла ее внимание, Белла пыталась выудить нужную информацию из воспаленного мозга. Почему ее так заинтересовало это? Все встало на свои места, когда она увидела выходящую из дверей замка Хайди. Вампирша лучезарно улыбнулась собравшимся людям, и, отступая внутрь замка, пригласила всех следовать за ней, в этот момент часы на площади пробили двенадцать раз. Полдень. Именно в это время вампиры собираются на обед, а значит, никого из них не будет в коридорах замка, значит, ей удастся выйти не замеченной и убежать.

Девушка досчитала до десяти и аккуратно приоткрыла дверь. В тусклом освещение коридора она не заметила никого, неслышно выйдя из комнаты, она поспешила прочь. Пробираясь к заветной двери, Белла отчетливо слышала душераздирающие крики людей. Страх сковывал ее движения, и она едва не опрокинула один из факелов, освещавших ей путь, но она продолжала двигаться, потому что промедление было подобно смерти. Тяжелая дверь замаячила впереди, еще немного, совсем чуть-чуть, и будет долгожданная свобода. Сердце ухало где-то в ушах, страх липкими щупальцами проникал внутрь и растекался по венам, принося так нужный ей адреналин. Он же придал ей сил, чтобы открыть эту чертову дверь, в которую когда-то она ворвалась, чтобы спасти любовь всей своей жизни, казалось, как давно это было… Белла остановилась на миг и сморгнула слезы, горячими каплями стекающие по щекам. Перед глазами вновь встала картина недалекого прошлого, но сейчас не время предаваться меланхолии, надо действовать. Выбежав за дверь, Белла прищурилась от яркого солнца, которого ей так не хватало в темном царстве бессмертных существ. Привыкнув к его свечению, она огляделась и не заметила ничего, что могло воспрепятствовать ее побегу.

«Бежать! - словно набатом звучало в ее голове. – Бежать, куда глаза глядят».

Девушка направилась к западной городской стене. Как рассказывала ей Элис, это было излюбленным местом туристов встречать закаты, оттуда открывался великолепный вид, но сейчас он не интересовал Беллу. Она бежала, словно гонимая самим дьявол, не оборачиваясь, только вперед, лишь бы успеть. Одно радовало, что вампиры еще не скоро хватятся ее, а значит, у нее есть время осуществить задуманное…

Когда трапеза подошла к концу, а стража убрала трупы, один из правителей обратился к ищейке:

- Приведи в мой кабинет Изабеллу.

Сказав это, вампир плавно скользнул в двери и направился в свои покои. Пришло время обращения его гостьи. Он и так дал ей достаточно времени на оплакивание своей судьбы, что для него было совершенно не свойственно. Зайдя в свой кабинет, что утопал в мягком свете, владыка подошел к камину и по-человечески протянул к нему руки, словно согревая их. Сегодня Изабелла станет одной из них – Вольтури.

- Изабелла Вольтури, - произнес он шепотом, словно пробуя имя на вкус, и легкая улыбка коснулась уголков его губ.

Неожиданно за спиной отворилась дверь, и взволнованный голос ищейки произнес:

- Господин, девушки нет в комнате и, судя по запаху, она отсутствует около получаса.

- Немедленно найти ее, - произнес он, оборачиваясь к Деметрию.

В глазах его полыхало пламя недовольства, что будто огнем полоснуло ищейку. Судорожно сглотнув, Деметрий поспешил покинуть кабинет владыки. Аро был зол, еще никто не смел его ослушаться, а за это полагалась смерть. Но он накажет ее по-другому, когда девушка станет одной из них, уж слишком ценен был ее дар. Неожиданно перед глазами владыки промелькнула картина, висящая в его кабинете, и он вздрогнул от плохого предчувствия.

Деметрий вышел за пределы замка, укутанный в темный плащ. Он сделал глубокий вдох носом, наполняя свои легкие жарким воздухом. Запах человеческого пота перебивал другие, но он смог уловить тонкий аромат Беллы, что дурманом растекся по застывшим венам. Ищейка не спеша двинулся по запаху, что, словно тонкая нить, был неуловим, он то пропадал, то появлялся вновь. Идя по следу, он уже сочувствовал девушке, ведь наказание не заставит себя ждать. Аро не терпел неповиновения и нарушения его запретов. Деметрий двигался в сторону городских ворот, не зная еще, что уже поздно, что-либо сделать.

Белла стояла на вершине городской стены и смотрела вниз. Все ее смятение и боль были написаны на ее лице. В глазах стояли слезы отчаянья и безысходности. Уж лучше так, чем стать подручной Вольтури. Служить им вечность она просто не сможет, не захочет, для нее это слишком непосильная ноша. Подняв голову легкому дуновению ветерка, она посмотрела вдаль.

«Там твое место», - вспомнила она.

- Нет, - прошептали бледные губы. – Мое место рядом с ним…

Скоро… уже совсем скоро она станет свободной. Свободной и душой, и телом. Стоит сделать только шаг, последний шаг ее никчемной жизни и вознестись на небеса. Глубоко вздохнув, девушка повернулась спиной, расправила руки и сделала этот роковой шаг. Она летела, как птица, свободная и одухотворенная. Перед глазами мелькали картины прошлого, где она была счастлива с Эдвардом, пусть и недолго. Земля приближалась быстро, слишком быстро, чтобы успеть испугаться. Глухой удар, вскрик прохожих, а дальше тишина… звенящая тишина.
Деметрий учуял дурманящий запах свежей крови, и сразу же пронзительный крик женщины. Поспешив на шум, он увидел, что объект его поиска лежит на земле. Глаза были направлены в синее небо, из уголка рта стекала тонкая струйка крови, собираясь маленькой лужицей под головой. Стук ее сердца, такой неясный и еле слышный... Удар, еще удар и больше ничего. Тишина, такая пугающая и страшная. Он не успел…

***

Ты здесь, и мне нечего бояться.
И я знаю, что мое сердце будет продолжать биться.
Так будет всегда.
Я храню тебя в своем сердце,
И оно никогда не остановится.


Она стояла посреди красивейшей поляны, что утопала в соцветии разнообразных цветов. Это была она - поляна ее прошлого. Здесь она впервые увидела его при свете солнечных лучей, он был так прекрасен. Ангел... ее личный ангел ночи. Здесь он впервые дотронулся до ее сердца, да так и остался там навечно. Говорят, что люди не способны любить долго, их вкусы и желания переменчивы, но только не у нее. Она жила им, болела им, да и до сих пор его продолжает любить и ждать, не смотря на то, что его нет в этом мире. Как это было давно, а кажется, что произошло только вчера: переезд в дождливый и унылый Форкс, новые знакомства, первая и единственная любовь. Как давно это было, но память ее помнит все до мельчайших подробностей.

Белла осмотрелась вокруг, это был сон, красивый и несбыточный. Но она и этому была рада, что хоть на миг могла прикоснуться к прошлому. Прищурив глаза от яркого солнца, девушка неожиданно увидела впереди себя силуэт, что светился мириадами разноцветных искр. Она не могла поверить в это... Поморгав для достоверности, Белла вновь открыла глаза и все-таки не показалось. Впереди стоял он - ее Эдвард. В белоснежном костюме, он был похож на помощника Бога, его бронзовые волосы были все в том же беспорядке, что и раньше. Глаза светились неподдельной любовью, что согревала ее ночами. А улыбка... это была улыбка, которую она помнила всегда - чуть кривоватая, добрая, ласковая.

- Эдвард... - прошептали ее губы, но голос эхом разнесся по всей поляне.

Она поднесла руку к губам, чтобы не сорваться на крик и не спеша стала подходить к юноше, боясь спугнуть прекрасное виденье. Шаг за шагом, это становилось делать тяжелее, глаза нещадно щипало от стоявших в них слезах, но она боялась моргнуть, боялась разорвать этот чарующий миг. Ноги заплетались, она пару раз споткнулась, но умудрилась устоять. Она все шла и шла, а он стоял и ждал. Еще немного, еще совсем чуть-чуть, Эдвард протянул ей руку, и ее пальцы коснулись холодной мраморной кожи. Значит, не показалось, значит, все-таки он.

- Эдвард... - и слезы сами потекли из глаз, принося с собой облегчение.

- Моя, Белла, - вторил шепотом он ей, его губы коснулись теплой руки, посылая по телу мурашки. - Я так долго ждал тебя.

Золотистые глаза смотрели прямо на нее, считывая мельчайшие морщинки, что пролегли в уголках глаз. Как сильно он скучал по ней...

- Как такое может быть? - сквозь слезы спрашивала она. - Ведь я видела сама, как тебя убили. Видела, как Феликс сжег твое тело. Это сон... но почему он такой жестокий?

Слезы стекали по ее щекам, оставляя мокрые дорожки. Он подушечками пальцев стирал их, пытаясь хоть как-то остановить этот нескончаемый поток. Белла... его любимая и неповторимая Белла. Все такая же невинная, неуклюжая, но зато его единственная любовь. Он ждал этого момента уже давно, надеялся и верил, что она придет. Возносил молитвы Богу, прося о снисхождении. В эти моменты он вспоминал своего названного отца и верил, что у вампиров все-таки есть душа. И именно его душа стремилась к своей любимой. И именно благодаря этому, она была сейчас рядом с ним. Пусть это было эгоистично, но он верил...

- Это не сон, - прошептал он, нежно касаясь тыльной стороной ладони ее щеки. - Теперь мы вечно будем вместе.

- Вместе... вечно... - вторила она ему, до конца не понимая, что происходит. - Но как такое возможно?

- Господь даровал нам второй шанс, - тихо произнес он.

Его холодные губы аккуратно коснулись ее полураскрытых губ, именно так, как он это делал раньше - бережно, трепетно, совсем невесомо.

- Пойдем со мной?! - произнес он, отстраняясь от нее и беря ее за руку. - Ничего не бойся, теперь мы вечно будем вместе.

Их пальцы переплелись, и они пошли навстречу своей новой жизни вместе, теперь уже навсегда... навечно... вместе...
Категория: Сумеречная сага | Добавил: Romy
Просмотров: 58 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

ФАНФИКИ
Сумеречная сага





Теги
Джейн/Джейкоб Пит/Китнисс Джинни/Драко Драко/Джинни Гарри Поттер/Драко Малфой Полукровка Беллариса Клаус/Кэролайн Ренесми/Алек Зачарованные Кол/Анна Тайлер/Кэролайн Джереми/Кэтрин белла свон Голд/Белль Бонни/Элайджа Кол Майколсон Эмма/Нил Кол/Кэтрин Бонни/Клаус Деймон/Елена Энакин/Падме Джейкоб/Розали Аро/Белла Гаррет/Кейт Маккензи Фой Драко/Луна Анакин/Падме Голодные игры цитаты Гермиона/Драко Диего/Бри Виктория Пятая волна Рубиновая Книга Аро/Сульпиция Драко/Гермиона Гвендолин Шефферд Гидеон де Виллер Розали/Кай Джереми/Анна Бесконечное море Зверополис Рима/Шики Бегущий в лабиринте Джури/Харука Алекс Роу Кэсси/Эван Игра престолов Зуко/Катара Ромео и Джульетта Гермиона Грейнджер/Драко Малфой Алек Ренесми и Алек Алек/Ренесми Маркус/Дидим Джейкоб/Виктория imghttp://reneslec.ucoz.ru/photo/16 imghttp://reneslec.ucoz.ru/photo/16 Кэролайн/Клаус Анна/Джереми джейкоб Ренесми Ренесми Каллен Кэмерон Брайт Эдвард/Белла Белла/Эдвард Дакота Фаннинг Шейлин Вудли Элль Фаннинг драбблы Камерон Брайт фото Таймлесс Джейн Reneslec Джейкоб/Джейн бой Obsession Белла/Джейкоб Алек/ Ренесми The Lost... Локи/Гудрун Renesmee/Alec Чак/Блэр Румпельштильцхен/Белль Джейн/Деметрий Юки/Канаме Белла/Аро Alec/Aro Ричард/Кэлен Юки/Зеро Белла/Деметрий Рейегар/Лианна белла Вольтури Ренесми/Джейн Второй шанс фанфик Белерина

ОБНОВЛЕНИЯ

Поиск


Reneslec © 2017-2012